Казаки характерникиБольшинство наших соотечественников в жизни не слышали даже слова «характерники», хотя когда-то о них знал любой казак. Кем они были: историческими личностями или сказочными персонажами? Наверное, и то, и другое. Со временем все труднее выискивать истину в былом…

Запорожское секретное оружие

В странах, периодически воевавших с Запорожской Сечью, в казаках-характерниках видели, прежде всего, опасного противника, обладающего сверхъестественными способностями. Как непреложный факт в документах фиксировалось их умение преодолевать любые преграды. То ли по воздуху, то ли под землей, то ли сквозь стены умудрялись они незаметно проходить в нужное место, и никакие стражники были не в силах им воспрепятствовать. Самые хитроумные фортификационные устройства теряли свои охранные свойства, превращаясь в удобные пути проникновения.
С такой же легкостью характерники покоряли пространство. Сотни километров они преодолевали пешком за пару дней. И все это без малейших признаков усталости! Внезапно оказывались перед не подозревающим об опасности противником – и бросались в бой.
Вот тогда-то для врагов начиналось самое страшное…
В рукопашной характерник стоил сотни обычных рубак. Каждый удар был смертоносным и походил на оружие массового поражения. Все происходило по былинным стандартам: «Где махнет — там станет улица, отмахнется — переулочек».
Мало того – характерники для врага были буквально неуязвимы. Их и сабля не рубила, и пушечное ядро стороной обходило, а пули… С ними вообще происходило нечто необъяснимое. Если атакующего запорожца враг встречал залпом из пистолей, то характерник ссыпал попавшие в него пули в пригоршню и швырял их в неприятеля. Те, в кого он попадал, погибали в страшных мучениях, а казак продолжал сражаться, как ни в чем не бывало.
Польскими армейскими приказами прямым текстом предписывалось перед битвой с «гайдамаками» освящать пули в церкви, окропляя их святой водой и служа специальный молебен. К сожалению, сведений об эффективности такого спецсредства не сохранилось.
Враги казаков, имеющие опыт непосредственных битв с ними, рассматривали методы и способности характерников как некую систему боевых приемов. Предполагалось, вероятно, что если повезет каким-то образом выведать военную тайну, то можно будет технологически освоить эти приемы, ввести в своей армии такой спецкурс молодого бойца и воспитать собственных характерников. Пусть хитрости связаны с нечистой силой, чародейством, не важно: нужно только разгадать и освоить. Потому в казачий стан постоянно засылались лазутчики, пленных нещадно пытали, – все напрасно. Тайна осталась сокрытой.
Воин-колдун
В странах, более отдаленных от Сечи, на характерников смотрели под несколько другим углом: преимущественное внимание уделялось чародейскому аспекту. Для них характерник прежде всего колдун, знахарь, волшебник. Впрочем, и сами запорожцы были того же мнения.
Прежде всего, отмечалось умение чудодейственно исцелять страждущих. Стоило за дело взяться характернику – раны быстро затягивались, боли исчезали, казак возвращался в строй. Лечили не только раненых, но и тяжелобольных: наложением рук, шептанием, отварами трав, взглядом. Характерники явно владели приемами гипноза. Каждый из них умел насылать на противника «морок», «дурь», а то и сон наводить. Каждый мог «воодушевить» станичников до состояния берсерков.
В некоторых сказаниях описываются ситуации, когда характерник «видит» то, что происходит за горизонтом. Не угадывает, не предполагает, а просто видит. Причем довольно детально. Любопытно, что это умение в текстах просто упоминается, оно не оценивается как чародейство: ну, мол, видит он так, обычное дело, никаких чудес.
Совсем по-другому повествуют тексты о способности характерников предсказывать погоду не по известным каждому казаку приметам, а по звездам. Современные исследователи видят в этом доказательства знания характерниками практической астрологии. В ряде песен встречаются намеки на умение характерников не только предсказывать, но и влиять на погоду, делая ее более подходящей для предстоящего сражения. Например, вызвать ливень перед стычкой с татарской конницей, чтобы вражеские копыта в грязи завязли.
Со стихиями характерники были накоротке. Они всегда знали, где в степи легко докопаться до воды, умели ходить по огню, по морю, аки по суху, и часами блуждать глубоко под водой. Переправа через широкие реки, казалось, была любимым способом отдохновения от повседневных тягот. Характерник просто расстеливал по водной поверхности свою бурку, устраивался на ней поудобнее, доставал припрятанную бандуру и музицировал, напевая «думки», пока поток переносил его в нужное место.
Запорожская Сечь остается по-прежнему таинственной для нас страной, неизведанной, неразгаданной. А за последние полтора века усилиями политиков и историков-любителей «мгла скрывающая» стала почти непроницаемой. Мы не знаем, что помогало казакам – безграмотным жителям степных захолустий – с невероятной легкостью брать неприступные крепости, побеждать прекрасно обученные армии многочисленных неприятелей. Возможно, этому способствовали усилия характерников, возможно, решающую роль играли совсем другие силы.
Сегодня модно утверждение, что вся Запорожская Сечь была братством характерников. Однако сохранившиеся источники, песни, легенды, сказания свидетельствуют, что этих воинов-колдунов было мало, сражались они, как правило, в одиночку, а в группы собирались только в исключительных случаях.
Для запорожцев, как и для всех остальных казаков, православие было очень мощным фактором. Сражались за веру. Но характерники православными не были. Церковь провозглашала их чародеями, вурдалаками, иноверцами. Их запрещалось хоронить на кладбищах. В грудь покойника вбивали осиновый кол и укладывали лицом вниз, дабы солнечные лучи не могли бы даже случайно осветить безбожные глаза. Могилы характерников располагали в виде курганов, подальше и от поселений, и от кладбищ.
По преданию, пять лет не хоронили самого известного характерника – Ивана Сирко, который целых 12 лет был кошевым атаманом, участвовал в 55 битвах и не потерпел ни одного поражения. Отправляясь на войну, казаки брали с собой его труп, чтобы своим телесным присутствием он помогал бы им побеждать. Потом возили только правую руку. Потом отправили череп в Москву…
Словно кто-то целенаправленно уничтожал память о характерниках, старательно затирал уже еле видные следы их героизма. Большая часть территории, на которой пребывали сечевики, залита Каховским морем. Мы даже не знаем, откуда взялись характерники.
Одни считают, что их породила Сечь. Другие настаивают, что они – потомки боевых отрядов волхвов Перуна. Третьи ищут их родину в Азии, среди ассасинов. Четвертые объявляют их последователями друидов. Пятые убеждены, что характерники – праправнуки древних арийцев, подкрепляя свое мнение тем, что само название их связано не с греческим «характер» (резьба, клеймо), а с наименованием некогда могущественных арийских воинов – «махарати», способных подпитываться духовной энергией ведических мантр.
Как бы то ни было, характерники – часть нашей истории, нашей культуры, и поиск правды о них вряд ли прекратится в скором времени.

Николай Сажнев

Ещё почитать:

 

Оставить комментарий

CAPTCHA image

Мы против ЮЮ
ПРОГОЛОСУЙ ПРОТИВ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ
Славяне объединяйтесь
СЛАВЯНЕ ВСЕХ УБЕЖДЕНИЙ - ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!!!
Сухой закон
Новости партнёров
Мы в соц. сетях
 
Ноябрь 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930