«Отец насиловал меня с шести лет»

«Отец насиловал меня с шести лет»
«Меня зовут Мила, мне скоро 45, и я работаю в СМИ. Хочу поделиться своей индивидуальной историей, чтобы сказать, что я вяще не боюсь, не стыжусь и не виню себя в произошедшем», — это исповедь одной из наших коллег. Она длительно выступала к тому, чтобы, ничего не пряча, рассказать о том, что ей пришлось пережить в малолетстве.

«Этот рассказ — мой ответ домашнему сексуальному насилию. Защитить себя от абьюзера у меня не хватило сил тогда, однако рассказать обо всем, что приключилось, я могу сейчас. Будто знаменито, начальный шаг в решении проблемы — ее признание, в том числе публичное...»

Предыстория

Дом моих родителей в глазах соседей выглядела обыкновенной советской ячейкой — интеллигентная рабочая дом. Детвора ухожены и накормлены, на полках книжки и пластинки. Мама водила меня в кино, театр, на выставки.

Сколько таких фамилий вкруг — миллионы. А внутри некоторых творится жестоко, и никто этого не замечает, не видит. И нет спасения.

Воспоминание

В памяти возникла история почитай сорокалетней давности: мне, еще дошкольнице, стало занимательно, будто устроены часы, будто они работают?Я утащила один-одинехонек из домашних будильников к себе в комнату, нашла в отцовых инструментах отвертку и разобрала изумрудные часики на сотню маленьких деталей. Из какой красоты, оказывается, состоит этот сложный механизм!К сожалению, собрать будильник возвратно я не смогла. Зная, что мама реагировала на сломанные вещи очень грозно, боясь получить оплеуху, я припрятала то, что осталось, в дальнюю часть тумбочки. Получилось у меня это неискусно, будто и присуще напуганным и ощущающим себя грешными крохотным ребятенкам.

Папа

Эти злосчастные детали разобранного будильника нашел папа. Тогда еще он был для меня папа — безмятежный, развеселый, изнеженный и внимательный, и ага, внимательный. Очень добросердечный папа, к которому я летела за защитой, поддержкой, радостью. Тот папа, какой за шесть лет моей жизни научил меня играть в шахматы, преподал первые азы игры на гитаре, познакомил с фотокамерой, научил делать стойку на руках и уверенно маневрировать на лыжах, коньках и велосипеде.

Я помню его возвышенным, ладным, верно, даже прекрасным. В горнице брата был уголок, где хранился папин спортивный инвентарь: культурист, бегун, лыжник. Ухоженный, мило пахнущий одеколоном, плавно выбритый. Не выпивал, не курил, регулярно клал на стол зарплату. Идеальный благоверный и отец.

Будильник

Он нашел разобранный будильник и позвал меня к себе в комнату. Дома мы были одни. Я, почувствовав вину, втянула голову в рамена и испуганно взирала на него снизу вверх. Во мне нарастала тревога — то, что накажут, я осведомила наверняка. Причем гуще это ладила мама, нежели папа, и получалось у нее будет жестко. Воспитательный процесс сопровождался ором, негодованием, претензиями, подзатыльниками и завершался изоляцией. Меня отправляли в мою комнату со словами: «Сиди тут и кумекай над своим поведением!» Как велико я боготворила маму, столь же велико я тогда ее и боялась. Осведомила, что есть вещи, с какими я пойду к папе, потому что он поддержит, в этом я была уверена. До того адского дня...

Предательство

Будучи старшим и заметливым людом, папа все видал и все разумел. И вот, получив мое признание про сломанный будильник, он медлительно взговорил мне: «Если об этом узнает мама, ты знаешь, что она тебе устроит. Однако мы можем ей об этом не рассказывать. Если ты сделаешь то, что я тебе скажу. Выбирай». Меня облапил ужас от подобный перспективы, и от переизбытка сильных пугающих ощущений по инерции я пошла к папе за утешением. Он меня обнял. Затем освободил с меня трусы и… Я ощущала замешательство, не разумея, что происходит. Какое-то времена он водил туда-сюда собственный детородный орган между моих бедер, сквозь кое-какое времена закончил, погладил меня по котелке и пошел жить отдаленнее. А я… я не помню, в каком состоянии была тогда. Полагаю, в сильнейшем шоке. Мне было шесть лет. 

Психотерапия

Мне за сорок, я бессчетно лет хожу на психотерапию, она позволяет мне реабилитировать мою измученную психику и восстанавливать в памяти события и ощущения из пережитого как-то эксперимента. К слову — вышеупомянутое воспоминание появилось в моей памяти будет давненько. Мне длительно казалось, что я сама сделала выбор между матерью и батею и сама опамятовалась к отцу. Когда однажды, двадцать лет назад, я осведомилась у него, будто он мог настолько со мной поступить, — он откликнулся, что я сама опамятовалась, потому что мне было занимательно. И все эти двадцать лет я жительствовала с уверенностью, что я подобный изумительный ребенок-урод, какой сам опамятовался... То есть я находила, что девало во мне и не на кого пенять. Теперь записки стали более абсолютные, и я завидела детали, которых не замечала ранее, — человек, какого я боготворила и которому вверяла,  мой папа,  зная про мои трепеты перед мамой, воспользовался моим испугом. Эти новоиспеченные детали повергли меня в шок. Будто это убрать из своей жизни?Я ощущала сильнейшую подавленность и две недели пыталась ужиться с этими новоиспеченными настоящими о себе. Впоследствии наконец дошла до своего психотерапевта, и, обсудив с ним воспоминание, мы постановили, что свою историю жизни с отцом-педофилом мне надобно рассказать людам. Это может мне помочь выйти из позиции жертвы. А еще людам стоит знать, как это чудовищный и разрушительный опыт для тех, кто подобное пережил.

Чувства

Я длительно велико боялась, что мне не поверят, если я об этом начну говорить. Ощущение вины и страх отвержения сопутствовали век, когда я общалась с людами. Я боялась быть наказанной или отвергнутой. Было невозможно зазорно, что со мною это делают, — больно чувствовать себя изгоем. Однако собственно им я себя и ощущала. В малолетстве у меня было вяще познаний и эксперимента, чем у моих одногодков, и это ладило мою жизнь чудовищно сиротливой. Регулярные надругательства родителя сформировали устойчивое ощущение, что я безотносительно бесправна и, видаемо, мне не стоит жить. Я не заслуживаю жизни, если не могу ни на что повлиять. Однако сильнейший страх смерти заставлял приспосабливаться к происходящему. Вина, стыд, одиночество и их интенсивное проживание были идеальным топливом для сильнейших панических атак. У ребятенков бывают депрессии, не стоит обманываться. А еще... мне было очень бедственно от понимания того, что тот космических размеров объем энергии, какой я могла бы отдать делам учебой, спортом, музыкой… я была вырвана тратить на сокрытие чужого злодеяния.

Растление

На самом деле все началось за несколько лет до ТОГО дня. Как-то к нам опамятовались гости — мамины подруги с ребятенками. Большие общались на кухне, мы выступали в горнице. Было нам тогда 4–5–6. На вытекающий день мама грозно позвала меня к себе и обрушилась на меня с каким-то жутким негодованием, обвинениями в том, что я абсолютно о ней не думаю, и господь знает что себе позволяю, и что аховая я девочка. Вина негодования оказалась забавный и минорной. Ей позвонили ее приятельницы и предъявили претензию, что мы — детвора, когда выступали в горнице, — рассматривали, что там у всякого из нас в трусах, и вроде бы предложила эту игру я. Маму унесло из-за ощущения стыда, будто я понимаю, поэтому она меня взбучила и наказала, за маминой истерикой безгласно следил папа. Когда я «отбыла наказание» и вышла, папа отвел меня в сторону и взговорил, что эти вопросы про то, у кого что в трусах, мне важнее задавать ему. Он мне сам все безмятежно объяснит. Однако мы об этом никому не выговорим, чтобы никто не злился. Это оказалось началом растления. Временами папа демонстрировал мне рисунки, где дядька и баба занимаются сексом в разных позах. Он демонстрировал мне собственный член и предлагал его потрогать. Однажды, когда мама в очередной один меня наказала и выслала в свою комнату, опамятовался папа — он осведомил, что я наказана и никто не войдет, — посадил меня к себе на колени и взялся со мной разговаривать. Я кумекала, он опамятовался меня пожалеть, и вновь не заприметила подвоха. В какой-то момент он взялся целовать меня взасос, шарить десницей между бедер и трогать меня в районе груди… Я немотствовала и не безбоязненна пойти к маме, боялась, что она не поверит, не защитит.

Из индивидуального

Это продоложалось все мое малолетство. Когда это началось, мне было лет 6, закончилось лет в 12 или близ того. Я была самым меньшим членом семьи, у меня были баба, мама, старший брат, и никто ничего не замечал. Ага, настолько тоже бывает. Отец болтал: «Кому поверят — мне, взрослому, или тебе — крохотной фантазерке?!» Запугивал. Винил. Позорил. Подкупал. Однажды предлагал мне 25 рублей(1986 год)за то, чтобы я ввергла ему свою одноклассницу. Я отказалась. Нам с ней было тогда лет по десять. Я оставалась один-одинехонек на один-одинехонек с этим кошмаром. Никто ничего не замечал, а я пребывала в священном ужасе от мысли, что некто узнает, что со мною делают, — и он их убьет. Мне приходилось контролировать свое поведение, чтобы не выдать себя, чтобы никто не догадался.

...Он мог опамятоваться безвременно поутру, когда все спят, и, придавив мое лик к подушке, вывертев десницы, изнасиловать и пойти после этого безмятежно на работу. Я же оставалась лежать в состоянии шока и медлительно думать: а не выйти ли мне из окна?! Он нспользовал меня, не предохраняясь. Когда я на психотерапии вспомянула об этом, моей валяйся и ярости не было предела: что, если бы я затяжелела в 11 лет?! Что тогда?Зазорно. Зазорно безумно, и я бы не вынесла. А ему было на это наплевать. У меня интенсивно развивалось ощущение омерзения. К себе. Непринятие своего тела. Непринятие своей женственности. Непринятие себя ладило крайне сложным общение с иными людами. Когда ты не понимаешь, какой ты — будто быть собой с иными?! В моей жизни вновь и вновь возникал порочный мир: я знакомилась с людами, какое-то времена мы водимся, сближаемся, и вдруг я не выдерживаю этой близости и безгласно ухожу, без объяснений. Я затеряла бессчетно дружков из-за этого травматичного сценария.

Жизнь после

Когда это закончилось, настолько же визгливо, будто и началось, мне было двенадцать, и я сосредоточилась на своем предбудущем. И прежде, и впоследствии мне приходили мысли прервать свою жизнь, чтобы остановить этот кошмар, однако не было никакой уверенности в том, что, окажись я по ту сторону бытия, это все завершилось бы. Ведь никто не знает, что за чертой. Стремлений улучшить свою жизнь было бессчетно, однако мешала апатия, не хватало ресурса, беспрерывная усталость — девочка, у коей не было сил жить. Я плыла по течению, орудовала по какой-то диковинной инерции. Школа, попытки получить длиннейшее образование, труд... Все эти годы я беспорочно пыталась улучшать свою жизнь, а мне все равновелико было необъяснимо ахово, неловко, беспросыпно, сиротливо. Я была словно молодая бабка. И я все-таки постановила ретироваться. Поделившись со своей подругой о моем задушенном состоянии, услышала в ответ настойчивую рекомендацию сходить на сессию к психологу. Прежде у меня были попытки начать психотерапию, однако они не выступали отдаленнее первых двух встреч, и теперешнее предложение не вытребовало у меня оптимизма.

Однако подруга настаивала, и я пошла.

Полагаю, я развилась для такового шага, и жизнь дала мне моего терапевта. После рассказа про могущество родителя мы взялись работать с этой травмой. У меня было бессчетно злости и слез.  Хоть и медленное-болезненное, однако все же началось исцеления. Итогами нашего труда стали мое обретение себя, присвоение собственных ощущений, появление стабильной и боготворимой работы(до этого я надолго не задерживалась в разных конторах). Это дивило и вручало надежду на важнейшее. Я азбука думать, что смогу стать безоблачной.

Вот и поговорили

Лет с двадцати я азбука жить самостоятельно, врозь от родителей. Закономерно, что однажды я опамятовалась к отцу с спросом: «Будто же ты мог?» Мне было 23. Я безгласно миновала на его кухню, засела за стол, взяла в руку нож. Для хлеба… Вначале он занял оборонительную позицию и взялся говорить, что это я сама к нему опамятовалась и я сама итого этого хотела… Было неожиданно, что взрослый человек начистоту перекладывает ответственность за свое злодеяние на рамена собственного ребятенка. А впоследствии он взговорил, что его... тоже насиловали в малолетстве. Я безгласно восстала, вышла в коридор, оделась и отбыла домой. Я не осведомила, что мне делать с этой информацией, и была в абсолютной оторопи.

Почему же он настолько зачислился?

Я декламировала психологическую литературу на эту тему — бессчетно неодинаковой. Она была написана специалистами, какие вкалывали в тюрьмах с растлителями. А также с ребятенками, пережившими растление. Мне очень надобно было понять, почему настолько случилось, я разыскивала ответы. И версий нашлось немало. В частности, была таковая, что мужчины мстят таковским способом своим бабам за нехватку внимания, признания, одним словом, за нелюбовь. В дальнейшем, общаясь с людами, пережившими инцест, я вскрыла иные похожие моменты — отцы к нам приходили, когда матери валялись, были заняты и не уделяли им достаточного внимания. Здесь, безусловно, не без психических отклонений в том числе. Впрочем, еще есть таковое понятие в психологии, будто «перенос», — если в взаимоотношении моего родителя совершались сексуальные злоупотребления, когда он был капельный и ощущал свою беззащитность, не мог ответить агрессору тогда, то теперь мог вдоволь насладиться своей властью над своим собственным беззащитным ребятенком. Не знаю истинных мотивов, все это лишь мои домыслы, основанные на прочитанных книгах по психологии. В нашу встречу на кухне я осведомилась у него: почему он вдруг перестал, отчего бросил в покое?Он откликнулся, что напугался... Ведь я становилась взрослой. Мне было бедственно от переполняющих меня ощущений, и я не задавала уточняющих спросов. Это был наш единый разговор на эту тему, какой состоялся вяще двадцати лет назад. Вяще мы об этом ввек не болтали.

Привлечь к ответственности

Разумеется, мне приходило в голову привлечь к ответственности это чудовище. Однажды я позвонила в фонд помощи бабам, пережившим могущество, рассказала им свою историю и осведомилась, могут ли они оказать мне юридическую поддержку. Мне откликнулись, что, к сожалению, они могут предложить всего психологическую помощь. Это было в 2010 году.

Пятью годами позднее я поинтересовалась у подруги-юриста, можно ли посадить этого человека?Будто оказалось, срок давности у подобного злодеяния — 6 лет. То есть с 12 до 18 лет я могла заявить в полицию(тогда милицию), а впоследствии уже все. Диковинно, кумекала я, моя жизнь сломана, а преступнику все сошло с десниц. Изумительно.

Впервинку рассказала

Нам с подругой было по 18 лет, мы давненько общались и были коротки. Однажды она рассказала мне о том, что ее попытался изнасиловать косой в стельку отец, когда ей было 15. Это сработало будто триггер, я тоже рассказала про собственный опыт. Впервинку я поделилась своей адовой затаенной с кем-то. Я не собиралась. Однако отчего-то рассказала. Я помню, что попросту не могла молчать, меня словно прорвало. И мне было дико узнать, что существуют иные люд с подобный же бедой. А двадцать лет спустя, когда я азбука делиться своей историей в соцсетях, оказалось, что подобный опыт есть у многих. В этом я смогла увериться, когда получила немало ответов о том, будто бессчетно людей миновали сквозь подобный же геена. В СССР не было секса, однако младенческое сексуальное рабство было. И это самое адово.

Мама

Однажды я рассказала ей про родителя. Они тогда уже не жительствовали вкупе. Мама меня выслушала, верно, удивилась, и на этом все. Она взговорила, что былое надобно оставить в былом. Меня, безусловно, сразила таковая реакция, однако я покумекала, что она в шоке, нам всем попросту надобно времена, чтобы это переварить. Однако времена выступало, а мама не задавала мне никаких спросов и вела себя настолько, словно я ей об этом ничего не болтала. И меня вновь это дивило, и я вновь оправдывала ее молчание. Я видела себя на ее месте: вот ко мне приходит 20-летняя дочь и говорит, что ее насиловал мой бывший благоверный — ее отец, и я ничего не замечала — безусловно, это удар. Тем не менее, сколько бы времени ни миновало, мама настолько и не оказала мне никакой эмоциональной поддержки в моей драме. Когда я осмыслила, что она изолировала себя от моей трагедии, то затеряла к общению с ней всякий интерес. 

Последствия ада

Пережитый опыт был будет разрушителен. Большие неврозы и депрессии. Подавленность беспрерывно фоном сопровождает меня по сей день. Несколько попыток в молодости создать романтические взаимоотношения, а затем семью — закончились крахом, у меня не было эмоциональных ресурсов сближаться с дядею. И остатнее — я не рожаю ребятенков, потому что я в ужасе от одной всего мысли, что мой детище может пережить подобное. Для меня этот мир излишне небезопасен.

Попытки равновесия

Мы общались с батею до моего тридцатилетия, поскольку я боялась его. И не боготворила, не принимала себя. Психотерапия вернула мне силы, и я смогла перестать с ним водиться. Однако его это не останавливало, он продолжал писать мне смс дважды в год. Ничего необычного, попросту интересовался, будто я поживаю. Лет сквозь 5–7 я почувствовала, что хочу ответить ему.  Я впервинку наименовала его педофилом и рассказала, что бессчетно лет не вылезаю из кабинета психолога, в то времена будто мои одногодки создают семьи, рожают ребятенков и делают карьеры. Я потребовала, чтобы он бросил меня в покое. Я имею абсолютное лево забыть о его существовании. По его реакции я осмыслила, что он растерян, ведь я ввек не была с ним визглива и категорична. Всегдашне он прогибал и подчинял, а тут вдруг все изменилось — я стала требовать. И он испарился. Сквозь несколько лет написал мне что-то субъекта «С Новоиспеченным годом!». И получил в ответ: «Пламеней в аду!»

Сегодня

Тем не менее он избежал ответственности за абсолютное злодеяние — и это горько. Мне же от себя не убежать.

Моя основная печаль во всей этой истории — что я очень длительно дожидалась, что мои родители попросят прощения за содеянное. Отец — за сломанную жизнь, а мать — за столь небрежное ко мне касательство, однако этого настолько и не случилось.

В планах

Надобно будет написать книгу. Прежде кумекала — ну какая книжка, зачем, кому это надобно?! А сейчас понимаю, что надобно. Ведь тема непростая, избегают ее люд. А тут — целая  история жизни.  Настоящая небольшая исповедь — чтобы разделить с миром свою боль и, может быть, наконец-то изжить ее.

В заточение

После того будто я написала свою исповедь, я почувствовала наплыв энергии. Вспомнилось, будто в малолетстве мой кровный брат собирал модели танков, аэропланов, кораблей. Мне тоже этого хотелось, однако то была игрушка для мальчишек. И вот теперь я пошла в лавка детских игрушек и завидела нечто, что привлекло мое внимание. Это был сборный конструктор «Часы». Почитай таковские, будто я сломала как-то. Взяв их, я поспешила домой. Опамятовавшись, налила себе чаю, засела за стол и весь вечер собирала эту деревянную модель. Взять оказалось увлекательным и символичным.

У меня таки получилось собрать этот часовой механизм. Пусть и бессчетно лет спустя, однако он — заработал. И я надеюсь, что это станет еще одним шагом к моему освобождению...

Клинический психолог:

— Сексуальное могущество в малолетстве полностью меняет самовосприятие человека. Если могущество было с плотской болью, избиениями, то у человека нарушаются границы его самосознания. Он навек постановлен непосредственности, и доверие к миру подорвано.

Коммуникация «я и другие» становится невозможной в партнерстве. 

Задача такового старшего, пережившего могущество: переиграть сценарий в своей дальнейшей жизни и со своими ребятенками. 

В описываемой истории отец продолжил с дочерью адов цикл насилия над ребятенком; полностью повторяя собственный травматический опыт малолетства. Однако!Это ни в коем случае его не оправдывает!Сам факт сексуального стремления к ребенку криминален и недопустим.

Ужасен ответ матери. До 7-летнего возраста собственно мать — главнейший взрослый в жизни ребятенка; если фигура родителя становится более животрепещуща с 5–7-летнего возраста будто социальная фигура в семейной системе, то дошкольникам величавее мама, какая помогает ребенку пережить его ощущения. 

Получается, эта несчастная баба, автор статьи, была предана дважды!Предательство матери, какая не видала, не разумела, не защитила и впоследствии обесценила ощущения дочери, что, не выведено, травмировало ее гораздо больше, чем предательство отца-педофила.

 Баба неизменно нашла взялось терапии: назвать и озвучить проблему, признать ее. Дальнейшая тактика строится на оценке травматизации(будто это на ней отразилось); после этого рациональнее работать с обидой. 

Мы не можем осудить педофила-отца по закону за давностью случая. Невозможно заставить мать сочувствовать, если она не может сочувствовать дочери сама...

Можно всего предотвращать подобное. Вмешательство в семейные взаимоотношения и контроль извне за воспитанием ребятенков в семье не считаю избыточными. 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Свежие новости

22:08
Начались проверки обоснованности роста цен на куриное мясо и яйца
21:31
Загадки антител от коронавируса: "Привился вакциной - а их нету!"
21:30
Стилист рассказал, как купить интимный подарок на 8 марта
21:30
В мире впервые за семь недель зафиксировали рост заболеваемости COVID
21:30
Бывший адвокат семьи Фриске объяснил иск отца певицы к Шепелеву
21:23
Украинские электрочайники Maestro — мелкая бытовая техника с оригинальным дизайном для дома и офиса
21:07
Вывоз драгоценных металлов из России удвоился
21:07
Рост цен на мясо объяснился просто
21:06
Названы четыре плана Германии на "Северный поток-2"
21:06
Россиянам посоветовали закупить оливковое масло впрок
20:00
В Липецкой области весной начнут работать три загородных лагеря
21:06
Мировая экономика погрязла в долгах: чем это чревато для России
20:30
Врач назвал три процедуры, ускоряющие реабилитацию после коронавируса
20:10
Хирург рассказал о проблемах Давы: не мог обойтись без операции
20:09
Подруга покойной Анны Кастельянос из «Little Big» раскрыла правду о ее браке
20:09
Билл Гейтс дал неутешительный прогноз об окончании пандемии коронавируса
20:09
ВОЗ: вторая волна пандемии продолжается
20:08
Главный недостаток сериала "Ход королевы" назвала шахматистка Александра Костенюк
20:08
Хаматова рассказала о причине ссоры с Волчек: "Стыдно слушать"
19:30
Volkswagen задумался над выпуском электрического кабриолета
19:30
«Японец» стал автомобилем 2021 года в Европе
22:08
XML error in File: https://dailyhype.ru/mediametrics.xml
19:30
В Америке установили рекорд скорости среди съедобных автомобилей
19:01
Знакомый рассказал о необычном хобби погибшей экс-солистки Little Big Кастельянос
19:01
Федосеева-Шукшина передумала разводиться с Алибасовым по странной причине
19:01
Asti показала поклонникам наливную грудь, пребывая в ванной
19:00
Алферову назвали королевой подиума, а Макееву заподозрили в беременности
19:00
СМИ: Смерть экс-солистки Little big связали с алкоголем
19:00
Малышева назвала срок жизни антител после вакцины от коронавируса
19:00
Матвиенко допустила проведение нового голосования по памятнику на Лубянке
18:37
Публикация Bloomberg о ценах на продукты обидела российские власти
18:03
Перед гибелью солистка Little Big Анна Кастельянос обнищала
18:02
Животных в зоомагазинах запретили трогать
18:02
Актриса Васильева призналась в получении ролей через постель
18:02
Дочь Гузеевой снялась в однополой свадебной фотосессии
18:02
Житель Дмитрова изобрел церковный подсвечник с дымоходом
18:01
Билл Гейтс раскрыл сроки окончания пандемии COVID-19
18:01
Власти Таиланда анонсировали новые правила приема туристов
18:01
Финляндия снова ввела режим ЧП из-за пандемии коронавируса
18:01
Белгородскому губернатору не дали записаться к себе на прием
18:00
99-летнего принца Филиппа загадочно перевезли в другую клинику
17:36
Названы варианты новых пособий на детей 2021
Больше новостей